В рамках выставки «"Долго пахнут порохом слова…" Поэты на войне» прошел вечер, посвященный Ольге Берггольц

Название : В рамках выставки «"Долго пахнут порохом слова…" Поэты на войне» прошел вечер, посвященный Ольге Берггольц
Название группы : Выставки
Содержание :

24 июня в рамках выставки «"Долго пахнут порохом слова…" Поэты на войне» (поэтынавойне.рф) в залах Государственного центрального музея современной истории России РГАЛИ провел заключительное мероприятие – вечер, посвященный Ольге Берггольц.

Ольга Берггольц – «Муза Блокады», «Ленинградская Мадонна, трудно назвать более пронзительного и искреннего поэта, который бы олицетворял собой и своим творчеством подвиг блокадного Ленинграда. Слава ее была безмерной. Все годы Блокады она провела в Ленинграде, работала на радио, своими стихами помогала людям выжить. О ее подвижнической работе на радио сказано много, но личная трагедия долгое время оставалась скрытой от чужих глаз – архив поэтессы более тридцати лет находился на закрытом хранении в Российском государственном архиве литературы и искусства. На выставке поэтессе посвящена отдельная витрина, в которой представлены автографы ее стихотворений «Я говорю с тобой под свист снарядов», «поэма о начале войны» и самое ценное – подлинная дневниковая тетрадь 1942 г.

Именно дневники, которые Берггольц вела всю жизнь, почти 50 лет (1923-1971 гг.) являются главной книгой ее жизни – «книгой радости и скорби», как она их называла. В 1938 г. дневники были конфискованы сотрудниками НКВД во время ареста Берггольц и возвращены с пометами следователя, всю жизнь она хранила их и прятала. В 1975 г. 72 тетради дневниковых записей в составе личного архива Ольги Берггольц поступили в РГАЛИ (в то время ЦГАЛИ СССР) и сразу были закрыты сначала по распоряжению государственных органов власти с формулировкой «с целью сохранения доброго имени поэтессы и для безопасности государства», а затем по воле наследников.

С 2008 года РГАЛИ с разрешения наследников приступил к работе по полной научной публикации всего корпуса дневников. В августе 2015 года в издательстве «Вита-Нова» выходит книга – «Ольга Берггольц. Блокадный дневник». Публикация дневников началась с военных записей как специальный издательский проект к юбилею Победы. Поэтому центральной темой вечера стала презентация готовящегося издания «Блокадного дневника» с рассказом об особенностях научной работы с текстами дневников и подготовкой их к публикации.

Вечер открылся документальными кинокадрами Ольги Федоровны Берггольц. Немногочисленные съемки запечатлели неповторимую манеру ее авторского чтения – героическая мелодекламация, в которой выразились черты непоколебимого характера поэтессы в эпоху великих потрясений. В исполнении солистки Московской государственной консерватории, Кавалера искусств и литературы Франции Нино Баркалая прозвучала токката фа-диез минор Баха. Актриса студенческого театра РГГУ Татьяна Миронова прочитала страницы дневников Ольги Берггольц.

Директор РГАЛИ Татьяна Горяева: «Жизненный путь и судьбу Ольги Берггольц можно сравнить только с античной трагедией. В ее поэме "Защитники ", которую она написала по просьбе молодой ленинградки, брат которой погиб в боях, защищая город, есть такие строки:

Когда прижимались солдаты, как тени,
к земле и уже не могли оторваться, —
всегда находился в такое мгновенье
один безымянный, Сумевший Подняться.

Евгений Евтушенко в своем выступлении на открытии выставки очень точно и верно говорил о поэтах фронтовиках, но особенно прочувствованно он сказал об Ольге Федоровне. В своей поэтической антологии Евтушенко посвятил ей отдельную главу, постигая глубину ее творчества и сути характера именно в момент подготовки материала. Он назвал эту главу именно так – Сумевшая Подняться. Вся ее жизнь была преодолением.

РГАЛИ хранит полностью все наследие Ольги Федоровны. Многие спросят: как же так – муза блокадного Ленинграда, посвятившая этому городу всю себя, почему же архив этой поэтессы оказался в Москве? В 1975 году, буквально через месяц после смерти сестры, к нам приехала Мария Федоровна Берггольц и обратилась к директору тогда ЦГАЛИ СССР Наталье Борисовне Волковой с просьбой прислать сотрудников для обработки архива, который хранился тогда в Ленинграде в квартире Ольги Федоровны. Почему же Мария Федоровна обратилась именно в Московский архив? Дело в том, что после смерти Берггольц была создана комиссия по её литературному наследию. Времена были сложные, был глубокий застой. Члены комиссии приняли решение: не получив разрешения законного наследника, изъяли 39 тетрадей дневников, поместили в Ленинградский архив литературы и искусства и закрыли доступ к ним. Более того, руководство Ленинградского отделения Союза писателей РСФСР попыталось лишить Марию Федоровну ее законных прав распоряжаться архивом сестры. Позиция Союза писателей РСФСР была изложена в письме от 28 мая 1976 г. Председателем Правления Союза С.В.Михалкова Заместителю Председателя Совета Министров РСФСР тов. Кочемасову В.И., в котором излагалось предложение выкупить часть материалов архива О.Ф.Берггольц, согласно оценке экспертной комиссии. «В случае передачи указанных материалов наследнице поэтессы М.Ф.Берггольц. – говорилось в письме, – не исключается возможность их использования как в ущерб автору, так и государству.

Но комиссия натолкнулась на твердый характер Марии Федоровны. Многие сотрудники РГАЛИ помнят, как она была строга и взыскательна, когда речь шла об архиве. И Мария Федоровна начала борьбу за свои права. Письма, суды, телеграммы и обращения. И она победила, заключив предварительный договор с ЦГАЛИ, в котором было обозначено, что именно этому архиву она доверяет все документальное наследие. На деле весь процесс передачи архива государству занял 10 лет. Только в 1985 году был подписан окончательный договор о приобретении архива и условиях его использования. На долгое время он был закрыт – к нему не допускался никто, кроме самой Марии Федоровны. Такого было распоряжение Главного архивного управления о помещении дневников в спецхран, с формулировкой "опасные для государства".

После смерти Марии Федоровны право наследования перешло к сыновьям. В основном архивом распоряжался Михаил Юрьевич Лебединский, он был доброжелательно настроен к архиву, и мы много сотрудничали. После его смерти право распоряжения архивом перешло к его вдове Галине Анатольевне Лебединская. Именно с ее благословения и началась подготовка дневников к публикации. Она мечтала, чтобы дневники вышли к 2010 году – к 100-летию со дня рождения Ольги Федоровны. Однако мы все понимаем, сколько времени нужно, чтобы качественно подготовить текст к публикации. Мы решили набраться терпения и сделать эту "книгу радости и скорби" по-настоящему научной. И вот теперь мы посвящаем эту книгу памяти Галины Анатольевны Лебединской».

В вечере приняли участие наследник и правообладатель архива О.Ф. Берггольц Виктор Лебединский, Председатель Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, руководитель научного совета Российского военно-исторического общества Владимир Чуров, литературовед, член-корреспондент РАН, заведующая отделом новейшей русской литературы и литературы русского зарубежья Института мировой литературы имени А. М. Горького РАН Наталья Корниенко, профессор ВШЭ, доктор исторических наук, профессор Олег Будницкий, поэт, писатель, журналист Виталий Шенталинский.

Виктор Лебединский: «Мария Федоровна и мама, конечно, хорошо знали содержание дневников. К сожалению, при их жизни издать дневники было невозможно, и то, что это происходит именно сейчас, наверное, это своевременно. Дневники много рассказывают не только о мужестве, о героизме советского человека, но и о том, какую борьбу человек вел сам с собой. Какой конфликт был между личностью поэта и государством. Какой смелостью было не только говорить, но даже думать. Я благодарю авторов этого издательского проекта: это жизнь моей семьи. Но это и памятник эпохи. И сейчас эта книга очень нужна».

Наталья Стрижкова, ответственный составитель издания дневников Ольги Берггольц представила макет книги «Ольга Берггольц. Блокадный дневник» и рассказала о работе по исследованию рукописей дневниковых записей, их расшифровке, текстологической работе и комментированию. При подготовке к изданию всего корпуса дневников О.Ф. Берггольц было принято принципиальное решение – сделать полнотекстовую научную публикацию без малейших купюр и искажений текста, с максимальной передачей всех особенностей дневниковых записей. Для этого все тетради были отсканированы, расшифрованы, проведена трехкратная сверка электронного набора с подлинниками, составлены необходимые текстуальные примечания. Именно большой и наукоемкий объем работ объясняет столь длительную подготовку (с 2008 г.) к публикации дневников поэтессы. В процессе работы возникали вопросы, требующие решения, а именно – делать публиковать дневниковые тетради подокументно или хронологически последовательно. Дело в том, что Ольга Берггольц в определенные периоды жизни вела записи одновременно в разных тетрадях и соответственно в некоторых возникает анахронизм. Подокументная публикация отобразила бы своеобразие источника, вид документа, историю формирования дневника, но сделала бы очень трудным восприятие текста, понимание событий и фактов, которые излагаются. Поэтому составителями было принято решение выстраивать записи в хронологической последовательности, давая необходимые текстуальные пояснения в примечания. Особенно актуальным этот вопрос был при подготовке именно Блокадных дневников. Еще одной текстологичской задачей стал вопрос о способах отображения в тексте дневниковых записей 1930-х годов помет следователя НКВД, сделанных в 1938 г. после ареста Берггольц и конфискации ее дневников. Важно было разделить эти подчеркивания с авторскими, поскольку они являются еще одним пластом для исследования и понимания трагической истории этих тетрадей. Сложная научная работа была проведена при составлении научного комментария, установке всех упомянутых лиц и событий, поскольку дневники включают и трагический период сталинских репрессий, и войну, Блокаду… Данное издание является действительно первой полной научной публикацией дневников Ольги Берггольц. До 2008 г. архив был закрыт, за этот период были сделаны только три журнальные публикации отрывков из дневников, подготовленные Марией Федоровной Берггольц в 1990-е гг., все появляющиеся в последние годы публикации, не смотря на их громкие сенсационные названия, являлись лишь переизданием этих отрывков.

Владимир Чуров поделился личными воспоминаниями, поскольку он в юности жил напротив дома, в котором жила в 1960-е-1970-е годы Ольга Фёдоровна и навещал её. Ему так же посчастливилось учиться в семинаре Г.П. Макагонеко на факультет журналистики Ленинградского государственного университета. «Для нас, послевоенных ленинградцев, имя Ольги Федоровны звучало важнее всех других – мы не знали Ахматову, Цветаеву в младших классах, а творчество Ольги Федоровны входило в школьную программу, мы писали по нему сочинения. Что значит для нас Берггольц? После войны о блокаде не писали. И в 1960-е годы о блокаде умалчивали. Были только стихи Ольги Берггольц. Поэтому теперь я с нетерпением жду, когда выйдет ваша книга, и, посмотрев алфавитный указатель, надеюсь найти там знакомых людей. Спасибо огромное за этот труд».

Наталья Корниенко: «Мы учили Берггольц. Мы выросли на Берггольц. Конечно, сейчас в новейшей школьной программе ее нет. А дневники военных лет нам еще предстоит открывать. И, конечно, если говорить о писательских дневниках, то это счастье, что у нас теперь появится дневник Ольги Берггольц. Такие книги должен иметь каждый человек в России. Читая дневник Берггольц, стыдно теперь говорить о войне так, как это происходит сегодня. С постоянным желанием судить каждый день историю. Там жизнь, исповедь, любовь. Книга дневников Берггольц – это уникальный источник. Там есть фрески, почти экзистенциальные образы. Как великий поэт, она пишет картину действительности образами. Перед нами не просто дневник, а художественный текст».

Олег Будницкий: «После выхода в свет книга дневников станет главной книгой Берггольц. Ольга Федоровна в первую очередь станет автором дневника, а потом уже всего остального. Этот дневник отличается предельной откровенностью, очень большой смелостью. Если мы будем изучать войну только по официальным документам, конечно, мы ничего не поймем. Без источника личного происхождения это сделать просто нельзя. И это дневник, этот вклад – просто бесценен».

Виталий Шенталинский: «Я читал две ночи – и это было самое мучительное чтение в моей жизни. Такой отчаянный материал, написанный на гране жизни и смерти. Куски живой жизни. Я даже затрудняюсь определить литературный жанр. Это человеческий документ, который действует сильнее, чем любая беллетристика».

Медиафайлы
В рамках выставки «"Долго пахнут порохом слова…" Поэты на войне» прошел вечер, посвященный Ольге Берггольц
Директор РГАЛИ Татьяна Горяева
Наталья Корниенко
Изображения
В рамках выставки «"Долго пахнут порохом слова…" Поэты на войне» прошел вечер, посвященный Ольге Берггольц
Директор РГАЛИ Татьяна Горяева
Наталья Корниенко
Олег Будницкий
Виталий Шенталинский
В рамках выставки «"Долго пахнут порохом слова…" Поэты на войне» прошел вечер, посвященный Ольге Берггольц
orig8506830857251436111img.png
orig5486733830816441912img.png