Раритеты РГАЛИ: фотографии Галины Сергеевны Улановой

Название :

Раритеты РГАЛИ: фотографии Галины Сергеевны Улановой

Название группы : Раритеты РГАЛИ
Содержание :

Хотя личного фонда Галины Улановой в РГАЛИ нет, в архиве хранится немало документов, связанных со знаменитой балериной. Среди них фотографии Улановой, ее письма, рукописи воспоминаний и записи о работе над ролями, статьи о ней.

Фотография Г.С. Улановой работы М.С. Наппельбаума. [1940-е гг.]

РГАЛИ. Ф. 2325. Оп. 1. Ед. хр. 488.

Фотографии Г.С. Улановой в роли Тао-Хао («Красный мак»). 1949 г.

РГАЛИ. Ф. 2579. Оп. 1. Ед.хр. 1269. Л. 8.

Фотографии Г.С. Улановой в роли Тао-Хао («Красный мак»). 1949 г.

РГАЛИ. Ф. 2579. Оп. 1. Ед.хр. 1269. Л. 5.

 

Есть среди архивных снимков Г.С. Улановой в РГАЛИ и настоящие раритеты. К ним относится серия фотографий деятелей советской культуры в гостях у казахского акына Джамбула. Среди участников этой съемки, которая происходила в годы войны во время эвакуации творческих коллективов московских театров, - С.М. Эйзенштейн, Ю.А. Завадский, Ф.М. Эрмлер, Г.С. Уланова и др.

Фотографии Г.С. Улановой в группах С. М. Эйзенштейном, Ю. А. Завадским, Г. Л. Рошалем, Ф. М. Эрмлером и др. в гостях у Джамбула. 1943 г.

РГАЛИ. Ф. 1923. Оп. 2. Ед.хр. 2197. Л. 3.

Фотографии Г.С. Улановой в группах С. М. Эйзенштейном, Ю. А. Завадским, Г. Л. Рошалем, Ф. М. Эрмлером и др. в гостях у Джамбула. 1943 г.

РГАЛИ. Ф. 1923. Оп. 2. Ед.хр. 2197. Л. 24.

 

О событиях того времени, когда были сняты эти фотографии, и о встречах с Эйзенштейном, Галина Уланова оставила прекрасные воспоминания:

«В Алма-атинском театре оперы и балета я постаралась возобновить постановку “Лебединого озера”, “Бахчисарайского фонтана” и “Жизели”. Работалось нелегко — стояла страшная жарища, привыкнуть я к ней не смогла. После многочасовых репетиций и спектаклей наступала полная разбитость. И вот тогда нам, “северянам”, предложили поселиться в небольших горных дачках. Там было значительно прохладнее и мы хоть поздним вечером могли отдышаться.

Помню, сижу на приступочке дачи, штопаю балетные туфли. Поднимаю глаза — идет Эйзенштейн. Тихо подошел, сказал что-то доброе, проницательно взглянул. Потом, как всегда, в глазах его “забегали” какие-то веселые “чертики”, и он начал со мной, как мне показалось, привычный шутливый разговор. Да, именно милой шуткой восприняла я сначала его приглашение на роль царицы Анастасии в фильме “Иван Грозный”. Съемку этого фильма Сергей Михайлович начинал здесь, в Алма-Ате.

Посмеявшись над моим изумлением и даже некоторым испугом, Эйзенштейн стая на миг серьезным и положил передо мной текст сценария “Ивана Грозного”. И начал говорить. Говорить очень горячо и вдохновенно. Что ж, думаю, просто Сергей Михайлович решил рассказать мне какую-то хорошую сказку. А попутно поделиться планами своей будущей работы…

Но все оказалось всерьез. И тут пришло мое искреннее удивление. Почему именно меня, разве мало актрис в кино? Драматических ролей я никогда не играла. Да и вообще немногословна, а на сцене привыкла обходиться совсем без слов…

Однако Эйзенштейн со мной не согласился. Объяснил, что здесь, в Алма-Ате, еще раз смотрел меня в нескольких спектаклях “Жизели” подряд. Его вдохновила последняя сцена первого акта — сцена сумасшествия моей героини.

Напомню вкратце эту очень трудную, трагическую сцену. Помните, Жизель потрясает измена любимого, она теряет ощущение реальной жизни, разум. В помутившемся сознании рисуются ей полутонами сцены любви. Все обрывочно, нелогично. Вот вроде есть небольшое движение полумысли — идет полутанец, потом — резкая, скорбная остановка. Снова — полутанец…

Наверное, моя трактовка безумия Жизели как-то тесно увязывалась в фантазии Эйзенштейна с образом несчастной царицы, которой боярыня Ефросинья Старицкая подносит яд…»

(Из очерка Г.С. Улановой «След в жизни», опубликованного в книге Р.Н. Юренева «Эйзенштейн в воспоминаниях современников»)

 

Медиафайлы
100 лет архивной службе России
Изображения
100 лет архивной службе России