Раритеты РГАЛИ: автографы стихов Николая Майорова

Название :

Раритеты РГАЛИ: автографы стихов Николая Майорова

Название группы : Раритеты РГАЛИ
Содержание :

К 73-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне мы публикуем в рубрике «Раритеты РГАЛИ» архивные материалы молодого поэта Николая Петровича Майорова, ушедшего на фронт 22-летним студентом истфака МГУ и – одновременно – Литературного института им. Горького.

 

Фотография Н.П. Майорова (слева) в группе со школьным товарищем. 1938 – 1939 гг. РГАЛИ. Ф. 2100. Оп. 4. Ед. хр. 7. Л. 1.

 

Стихи он начал писать еще в детстве, а, учась в университете, посещал поэтические семинары И.Л. Сельвинского и П.Г. Антокольского, которые высоко оценили талант молодого автора.

 

Шеберстов Н. Портрет Н.П. Майорова. 1930-е гг. Бумага, акв.

РГАЛИ. Ф. 1346. Оп. 4. Ед. хр. 101. Л. 2.

 

Но вскоре началась война, и жизнь талантливого, совсем юного человека оборвалась 8 февраля 1942 года у деревни Баранцево Смоленской области. Последним пристанищем молодого поэта стала братская могила.

 

Заявление Николая Майорова с просьбой принять его в Литературный институт им. Горького. [1938 г.] Авт.

РГАЛИ. Ф. 632, оп. 1, ед. хр. 4055, л. 1.

Чемодан с его рукописями, очевидно, оставленный на хранение московским знакомым перед уходом на фронт, пропал, а вместе с ним пропали почти все довоенные произведения Николая Майорова. Из его творческого наследия в РГАЛИ сохранились лишь отдельные машинописные копии стихов, отосланные в редакции журналов, и три рукописные тетради, переданные в наш архив в 1960 году сестрой Михаила Кульчицкого, товарища Н.М. Майорова по семинару Антокольского в Литинституте.

 

Майоров Н.П. «Девушке». Стихотворение из тетради «Ухабы». 16 декабря 1935 – 28 апреля 1936 гг. Автограф.

РГАЛИ. Ф. 1346, оп. 4, ед. хр. 101, л. 12.

 

[Шеберстов Н.] Обложка тетради стихов Н.П. Майорова «Смех». 18 февраля – май 1936 г. Бум., акв., тушь.

РГАЛИ. Ф. 1346. Оп. 4. Ед. хр. 101. Л. 52.

 

В 1961 г. Николай Петрович Майоров был посмертно принят в члены Союза писателей СССР, а год спустя удостоен Всесоюзной премии им. Николая Островского.

 

Одно из его самых известных стихотворений, написанное еще до войны, в 1940-м году и озаглавленное «Мы», после окончания Великой Отечественной звучало для многих как гимн поколения.

 

Николай Майоров.

«Мы»

 

Есть в голосе моём звучание металла.

Я в жизнь вошёл тяжёлым и прямым.

Не всё умрёт. Не всё войдёт в каталог.

Но только пусть под именем моим

Потомок различит в архивном хламе

Кусок горячей, верной нам земли,

Где мы прошли с обугленными ртами

И мужество, как знамя, пронесли.

 

Мы жгли костры и вспять пускали реки.

Нам не хватало неба и воды.

Упрямой жизни в каждом человеке

Железом обозначены следы –

Так в нас запали прошлого приметы.

А как любили мы – спросите жён!

Пройдут века, и вам солгут портреты,

Где нашей жизни ход изображён.

 

Мы были высоки, русоволосы.

Вы в книгах прочитаете, как миф,

О людях, что ушли, не долюбив,

Не докурив последней папиросы.

Когда б не бой, не вечные исканья

Крутых путей к последней высоте,

Мы б сохранились в бронзовых ваяньях,

В столбцах газет, в набросках на холсте.

 

Но время шло. Меняли реки русла.

И жили мы, не тратя лишних слов,

Чтоб к вам прийти лишь в пересказах устных

Да в серой прозе наших дневников.

Мы брали пламя голыми руками.

Грудь раскрывали ветру. Из ковша

Тянули воду полными глотками

И в женщину влюблялись не спеша.

 

И шли вперёд, и падали, и, еле

В обмотках грубых ноги волоча,

Мы видели, как женщины глядели

На нашего шального трубача.

А тот трубил, мир ни во что не ставя

(Ремень сползал с покатого плеча),

Он тоже дома женщину оставил,

Не оглянувшись даже сгоряча.

Был камень твёрд, уступы каменисты,

Почти со всех сторон окружены,

Глядели вверх – и небо было чисто,

Как светлый лоб оставленной жены.

 

Так я пишу. Пусть неточны слова,

И слог тяжёл, и выраженья грубы!

О нас прошла всесветная молва.

Нам жажда зноем выпрямила губы.

 

Мир, как окно, для воздуха распахнут

Он нами пройден, пройден до конца,

И хорошо, что руки наши пахнут

Угрюмой песней верного свинца.

 

И как бы ни давили память годы,

Нас не забудут потому вовек,

Что, всей планете делая погоду,

Мы в плоть одели слово «Человек»!

 

1940

Медиафайлы
100 лет архивной службе России
Изображения
100 лет архивной службе России